Заметки у полей заката

Заметки у полей заката

Пространство вокруг нас совмещает в себе как отсутствие, так и присутствие. Всегда можно попробовать расположить там что-то еще, Другое. Ему присуще молчание безмолвно занимающих собой предметов, оно молчит, расстилаясь собранием архитектурных решений, усилий строителей, художников и обывателей, вносящих свою лепту в тихое, ожидающее многоголосье даже шагами, даже мановением кисти. Исхоженные улицы похожи на круги; привычно…

Голландия без цветов

Голландия без цветов

Сверху испускала свет недавно установленная люстра. От узла проводов, входящего в бетонную плиту, что служит потолком, расходилась трещина. То расширяясь, то сужаясь, она шла от стены до стены параллельно изголовью кровати. Пронзивший камень кустарник электрических нитей разрастался в свет. Белого цвета скала, пронзенная тягой к свету. Одеяло свисало с кровати и ноги сидящего тонули в небесной лазури, в оплетающих друг…

Алхимия и меланхолия

Алхимия и меланхолия

В чем величие алхимии? В блистательных фигурах, чья тень простирается за пределами их жизни? Плеяда последователей Базиля Валентина, Кертана Гербера, Джорджа Рипли, Микаеля Синдивога, Филиппа фон Гогенгейма не кончается и проникает во все сословия: от духовенства до императоров. Это разговоры о силе, жизни, разуме, духе и их границах. Понятно, что овладеть ими значит овладеть своим…

Проклятые поэты современности

Проклятые поэты современности

Порой я надолго задерживаюсь в произведениях XIX – начала XX веков. Симптоматикой “достаточного” пребывания оказывается возникновение убежденности в инновационности теорий вроде полой земли, огня и льда, гомеопатии и телегонии. С пробудившимися внутри верой и энтузиазмом я скидываю с себя тунику из пыли и протягиваю руку к айфончику, стремясь к подробностям. И неохотно открываю для себя сегодняшнее…

Дары Страха

Дары Страха

    По мне, неспособность человеческого разума соотнести между собою все, что только вмещает в себя наш мир, – это великая милость. Мы живем на безмятежном островке неведения посреди черных морей бесконечности, и дальние плавания нам заказаны.   История имеет свойство служить предостережением, пуская иссохшие корни глубоко в пески времени, где царит безжизненная тишина, к…