Он вам не бугурт: что такое ресентимент

by Derrunda 31.05.2017
Ресентимент

Ресентимент — это не злоба, не зависть, не баттхёрт, а нечто иное. Разбираемся, в чём же смысл этого важнейшего, по мнению некоторых философов, понятия европейской культуры. Мы упростили всё донельзя, проще уже некуда, даже пытаться не стоит.

Но почему это вообще важно? Дело в том, что при рассмотрении социальных, исторических и политических процессов стоит обращать внимание не только на внешнюю сторону (кто что сказал, кто куда пошёл и т.д.), но и на мотивы этих действий. И хотя каждый человек уникален, но действиями всех людей управляют одни и те же психологические механизмы (то есть, никто на самом деле не уникален). Игнорирование этого часто приводит к ошибкам. Например, люди с готовностью признают, что действия какого-либо политика продиктованы хитрым планом, который у него обязательно есть. Но ведь политик — человек. Следовательно, он испытывает чувства и эмоции, которым вполне может поддаться. Даже президенты стран способны совершать поступки из зависти, от ненависти или просто потому что им внезапно захотелось выплеснуть злость. А политологи будут мудрствовать о хитрых планах.

Оговоримся, что когда речь идёт о властителях высокого ранга, подразумевается, что они умеют держать чувства и эмоции в узде ради реализации интересов группы, которую они представляют. Иначе забраться так высоко у них бы не получилось. Но ведь при всём этом они остаются людьми. А значительная часть психических механизмов человека лежит в области бессознательного (не во фрейдистском смысле, а во вполне современном нейробиологическом). То есть, как бы кто ни прокачивал скилл контроля эмоций, всё равно действовать осознанно на 100% не получится.

А теперь распространим то, что мы сказали об отдельном человеке, на сообщества, социальные группы и целые народы. Может ли ими двигать зависть, ненависть, любовь или обида? На каких принципах будет построено общество, состоящее из чувствующих людей? И что такое общество будет считать справедливым, если разные группы, составляющие социум, имеют разное представление о справедливости, продиктованное в том числе и неосознанными психологическими факторами? Как в таком обществе вообще возможна мораль?

Итак, сегодня весь вечер на арене — Ницше, Шелер и Стросон со своими теориями. Прочитайте, примите к сведению, а потом расскажите вашим детям, родителям, друзьям, врагам и президентам. Может пригодиться.

Мораль господ, мораль рабов

Как-то раз Фридрих Ницше прочитал книгу своего друга, философа Пауля Рэ «Происхождение моральных чувств». От этого текста у Ницше так сильно бомбануло, что он написал работу «К генеалогии морали».

Причина фридриховского бугурта была в том, что Пауль Рэ вывел генезис «добра» из полезности альтруистического поведения для сообщества людей. То есть, изначально понятия морали не было, люди просто делали то, что было полезно для их группы. Причинение пользы вызывало у людей положительные эмоции. Со временем альтруистическое поведение начало маркироваться в обществе не как полезное, а как доброе – так и родилась мораль.

К слову, это довольно-таки популярная теория, родившаяся ещё до Дарвина. Но и в XXI веке она остаётся актуальной. О том, что мораль происходит от альтруизма, который, в свою очередь, рождается от полезности, говорят и современные этологи, изучающие поведение приматов. И находят этому научные подтверждения.

Но вернёмся к нашим философам. Ницше обозвал теорию Рэ «вывернутой наизнанку и извращенной разновидностью генеалогических гипотез». И более того – вообще поставил под сомнение ценность альтруизма. Вот как припекло у Ницше!


Взявшись за ниспровержение моральных идолов, первым делом Ницше попытался проанализировать понятие «добро». Он отметил, что во всех рассмотренных им европейских языках термин «добрый» близок таким понятиям, как «благородный» и «возвышенный». Также и понятие «дурного» соседствует с понятием «простого» и «низкого». Исходя из этого, Ницше сделал вывод об изначальном происхождении морали из способа оценки хорошего и дурного, который был присущ аристократии.

Добрый аристократ – смелый, благородный.

Злой раб – трусливый, шкерящийся по углам.

Однако в дальнейшем, согласно рассуждениям Ницше, в истории что-то пошло не так. А именно, случилось «восстание рабов в морали». Угадаете, кто его устроил? Евреи! Угнетённый народ, как считал Ницше, совершил акт духовной мести по отношению к своим угнетателям, буквально перевернув игру аристократическую мораль вверх тормашками. Новую «мораль рабов» Ницше описывал красочно:

«Только одни отверженные являются хорошими; только бедные, бессильные, незнатные являются хорошими; только страждущие, терпящие лишения, больные, уродливые суть единственно благочестивые, единственно набожные, им только и принадлежит блаженство, — вы же, знатные и могущественные, вы, на веки вечные злые, жестокие, похотливые, ненасытные, безбожные, и вы до скончания времён будете злосчастными, проклятыми и осуждёнными!».

Наиболее полно этот переворот выразился в христианской морали. Таким образом, место «господ» заняли «рабы», а место «здорового» и «сильного» – «больное» и «слабое». Могут существовать лишь два вида морали, и один из них в долгой борьбе одержал победу над другим. Механизм, который подталкивает «рабов» к «восстанию в морали», Ницше назвал ресентиментом (от фр. ressentiment – злопамятность).

Ницшеанское деление на два типа морали не стоит воспринимать в буквально-социальном смысле. Нельзя указать на конкретное сообщество, сказав: «вот рабы», или «это господа». Сам философ обращал внимание на то, что обе системы ценностей могут сосуществовать даже в одном человеке.

Оскорбление чувств

Фридрих Ницше

Согласно Ницше, понятие вины проистекает из понятия о долге. Историческое происхождение этих понятий коренится в необходимости сообщества людей защищать себя от причиняемого отдельными индивидами ущерба. Так общество приходит к идее наказания за проступки. Но наказание не порождает нечистую совесть. Наоборот – оно препятствует ее появлению.

Глубинное же чувство вины возникает в том случае, когда наказания, призванные стоять на страже общественного порядка, оборачиваются против человека. Эту мысль можно представить таким образом, что человек, не находящий выхода своим инстинктам, подавленным общественными нормами и правилами, начинает наказывать сам себя. Здесь, в области чувства вины и нечистой совести, согласно Ницше, следует искать корни альтруизма. Самопожертвование философ приравнял к самоистязанию.

В стремлении к наибольшему самоуничижению человек, испытывающий чувство вины, создал кого бы вы думали? Монотеистического Бога! В отличие от древнегреческих богов, служивших аристократической морали, христианский Бог имеет совсем иную функцию – его Ницше назвал самым сильным и мощным генератором чувства вины.

Ницше считал, что люди создали Бога, и прямо предшествовало этому «восстание рабов в морали». Христианскую любовь наш Фридрих тоже не чтил, называя её препятствием свободному развитию. Освобождение от христианских идеалов Ницше горячо приветствовал:

«Однажды, в пору более сильную, нежели эта трухлявая, сомневающаяся в себе современность, он-таки придет, человек-искупитель, человек великой любви и презрения, зиждительный дух, чья насущная сила вечно гонит его из всякой посторонности и потусторонности, чье одиночество превратно толкуется людьми, словно оно было бы бегством от действительности-тогда как оно есть лишь погружение, захоронение, запропащение в действительность, дабы, выйдя снова на свет, он принес бы с собой искупление этой действительности: искупление проклятия, наложенного на нее прежним идеалом».

Это оптимистическое утверждение философ поместил в завершающую часть книги «К генеалогии морали», показав альтернативу «перевёрнутой» системе моральных координат.

Резюме вышесказанного: угнетённые люди не могли наподдать своим обидчикам по задницам. Их чувства обиды, зависти, злости были подавлены. Эта сублимация, породившая ресентимент, вылилась в особую систему «рабских» ценностей, которая сейчас правит бал в обществе. Но и мораль «господ» никуда не делась. По сути, оба типа морали являются двумя способами оценивания, которые в разное время и в разных ситуациях может применять каждый из нас. Но всё-таки здоровой и правильной является только «мораль господ», а от «морали рабов» лучше бы избавиться.

Так говорил Ницше. Но что, если он ошибался, и та система моральных координат, которую он назвал перевёрнутой, на самом деле самая что ни на есть нормальная и здоровая? Ох, да тут сам Заратустра ногу сломит.


Не безумный Макс

История философии – это длящийся уже две с половиной тысячи лет разговор многих людей. Один что-то сказал, второй ему ответил, третий возразил второму. Раз словечко, два словечко, глядь – а уже понаписано столько, что за всю жизнь не перечитаешь. А любители мудрости продолжают умножать тексты. И это здорово, потому что без прогресса в истории мысли не было бы и прогресса в других областях человеческой жизни.

Макс Шелер

Ранее мы узнали, что Ницше написал книгу в ответ на работу Пауля Рэ. Но, как водится в философском мире, нашёлся мыслитель, который не согласился с Ницше и написал ещё одну работу – уже как ответ Фридриху. Это был немецкий философ еврейского происхождения Макс Шелер, живший в период Веймарской республики и осознанно принявший католицизм. А его текст, который нас интересует, называется «Ресентимент в структуре моралей».

Шелер применил к анализу ресентимента феноменологический подход, и дал такое определение этого понятия:

«Ресентимент — это самоотравление души, имеющее вполне определённые причины и следствия. Оно представляет собой долговременную психическую установку, которая возникает вследствие систематического запрета на выражение известных душевных движений и аффектов, самих по себе нормальных и относящихся к основному содержанию человеческой натуры, — запрета, порождающего склонность к определённым ценностным иллюзиям и соответствующим оценкам».

Обязательными условиями рождения ресентимента Шелер назвал осознание своего бессилия, зависть и стремление к соперничеству. В том случае, если импульс к мести находит выход, удовлетворяется тем или иным способом, нельзя говорить о ресентименте. Этот феномен возникает лишь в тех случаях, когда аффекты, призывающие к отмщению, не находят возможности реализоваться.

Шелер утверждал, что Ницше ошибся, и ресентимент не может лежать в основе христианской морали. Нельзя отождествлять христианскую любовь с идеями всеобщего человеколюбия, или «гуманитаризма».

Ресентимент не порождает и нравственности. Истинная нравственность, согласно Шелеру:

«Покоится на вечном ранговом порядке ценностей и соответствующих ему аксиоматически ясных законах предпочтения, которые столь же объективны и столь же «очевидны», как и истины математики».

Настоящий же плод ресентимента – это современное человеколюбие, которое на место ближнего, любовь к которому утверждает христианская мораль, ставит человечество в целом. Именно в этом «гуманитаризме» Шелер видит истоки социальных потрясений и революций. Вполне ожидаемые слова от консерватора-католика, которым был Макс Шелер в период написания этого труда.

В огороде резентмент, а в Оксфорде Стросон

Мыслитель совсем иной формации, нежели Ницше и Шелер — англичанин Питер Фредерик Стросон. Практически наш современник — прожил до 2006 года. Классик аналитической философии. Что он делает в этом насквозь континентальном, казалось бы, тексте?

Питер Фредерик Стросон

Стросон в наш обзор угодил неслучайно. Дело в том, что он написал работу Freedom and Resentment. И хотя главный мотив его работы – вовсе не ресентимент, а связь моральной ответственности со свободой, но и по нашей теме он высказал интересные предположения.

Стросон писал, что человеку присущи «реактивные эмоции» (reactive attitudes), возникающие автоматически в ответ на какие-либо раздражители. Примеры таких эмоций: ресентимент, гнев, отвращение, благодарность, счастье и чувство вины. Всё это нам нужно, чтобы понять намерения других членов сообщества. Помните школьные эксперименты с лакмусовой бумагой? Так вот, по теории Стросона, человек – это лакмусовая бумажка, реактивные эмоции – её цвет, а другие люди – вещество, в которое бумажку окунают.

С помощью эмоций в обществе распределяется моральная ответственность. Мы ожидаем от других корректного поведения по отношению к себе, а если это ожидание нарушается (нас обижают), испытываем ресентимент. Как на физиологическом уровне боль – это сигнал для нас (немедленно отдёрни руку от горячего чайника, дебил!), так и на социально-психологическом уровне ресентимент – сигнал, свидетельствующий о необходимости установления моральной ответственности.

То есть, для Стросона ресентимент – это не бессильная злоба слабых, подлое и дегенеративное чувство, а наоборот, нечто, придающее нам достоинство, делающее нас моральными существами. Ресентимент – как значок, который носят все участники морального сообщества.


Таковы три взгляда на ресентимент. Но что мы, люди XXI века, живущие в России, можем почерпнуть из трудов Ницше, Шелера и Стросона?

Ницше научил нас сомневаться в естественности общепризнанных норм. Он показал, что у вещей, которые многие считают разумеющимися по умолчанию, есть второе, а то и третье дно. И хотя не он изобрёл сомнение (древнейшую философскую добродетель), но именно Ницше сделал важнейший шаг, поставив под сомнение ценность моральных норм. Впрочем, и тексты самого Ницше следует читать, вооружившись сомнением.

Шелер, оппонируя Ницше, показал, что на каждый хитрый аргумент найдётся контраргумент с винтом. Противостояние этих двух философов даёт нам понять, как один и тот же термин (ресентимент, собственно) приобретает разный смысл, когда о нём говорят люди разных убеждений (проязычник Ницше и католик Шелер). Можем задать себе ещё один интересный вопрос: какие теории одерживают верх — те, которые подкреплены более убедительными аргументами, или же те, которые в силу личных убеждений принимает и разделяет большее число людей?

Есть чему поучиться и у Стросона. Как-никак, он был англичанином, а они – известные мастера устанавливать границы, делать аккуратные заборчики и ухаживать за своими садами. Текст Стросона кажется более простым и понятным, чем работы Ницше и Шелера, но, может быть, в этой простоте больше сложности, чем кажется?

А пока одни учатся правильно сомневаться, а другие пытаются возделывать свой маленький английский садик, в разных российских «вестниках» публикуются «научные» статьи с заголовками «Моральный ресентимент как симптом современной квазитолерантности» и «Ресентимент либеральной интеллигенции».


Если вам понравился материал, вы можете поблагодарить авторов, отправив любую сумму через Яндекс-деньги, с банковской карты или со счёта сотового телефона. Этим вы очень поможете нашему проекту:

Labirint.ru - ваш проводник по лабиринту книг

Посмотрите, это может быть интересно: