Естественная магия Марсилио Фичино

by Елизавета Трофимова 20.09.2017

Начнем с того, что это — история про деда мороза. Египетского. Имя ему Гермес Триждывеличайший — дивный жрец, предположительно живший задолго до греческих философов. Ему приписано авторство обширного корпуса литературы: тут и оккультные, и астрологические знания, философские трактаты, книги о свойствах растений и минералов. Ренессансные неоплатоники с восторгом вчитывались в его тексты: чистое золото античной культуры! На герметической философии оказалась построена почти вся философия Возрождения. Но, как оказалось, исследователи обращались не к шедеврам древности, а к произведениям II-III веков Нашей эры. Ошибка датировки заставила их думать, что они имеют дело с египетской мудростью — совершенной, даже предсказавшей появление Христа. Все в ней хорошо, кроме одного (спойлер!): такого гражданина, как Гермес, никогда не было, и работы его, названные герметическим сводом, на самом деле являются гностической смесью платонизма и стоицизма в сочетании с еврейскими и персидскими влияниями. Но это откроется только в XVIII веке. А пока итальянские гуманисты дрожащими руками прикасаются к великим трудам….

Гностицизм можно назвать религиозным течением. У него имеется своя философия, но она нужна не для диалектических упражнений или умопостроений (как Сократ путем разума ищет, что есть добродетель), а для непосредственного познания божества, смысла мира — то е гнозиса. Трактаты часто построены в форме диалога ученика и учителя, где ученик в экстазе обретает просветление — ему вдруг открывается божественный смысл космоса, свое предназначение, мудрость и красота мира. Это, конечно, замечательно, но возникает вопрос: почему флорентийцы не догадались, что перед ними подделка?

Чтение герметического корпуса вызывало восторг: Гермес именовался провидцем, он использовал такие понятия, как Бог-Отец, Сын Божий. Было удобно найти древнее подтверждение триумфа христианства: и отцы Церкви разделяют убеждение о подлинности Гермеса. Никто не поспорит с авторитетом Лактанция и Блаженного Августина! Расходятся они в одной точке: Лактанция устраивает все, а Августин обрушивается на страшную демоническую силу, к которой постоянно обращается Гермес: на магию. По Августину, это все происки злых духов, и нужно благочестиво молиться, а не вмешиваться в потусторонщину. Несмотря на это, во времена Ренессанса магия осталась. Более того — магия, отринув связь с прежней, средневековой и невежественной, стала реформированной и ученой. Она вызывала интерес каждого уважающего себя философа — например, Фичино. Что это за магия — сейчас узнаем.

К сожалению, у Фичино это не алхимическое превращение материалов, и даже не заклятия вселенной Гарри Поттера, но все же нас ждет кое-что неожиданное.

Марсилио Фичино — философ, гуманист, маг, врач — бессовестно жил на содержании у банкира Козимо Медичи, переводя для него греческие труды. Однажды, когда Фичино мирно занимался Платоном, его срочно вызвал меценат, сказав, что во Флоренцию прибыли священные тексты герметического корпуса. Расшифровывать их следовало незамедлительно. Слава корпуса была огромна, и, поскольку для возрожденцев истина лежала в древности, Марсилио сразу же забыл о Платоне и помчался переводить на латынь несравненного Гермеса — ведь, по преданию, Триждывеличайший жил гораздо раньше, чем какой-то там афинянин. Козимо поторапливал: ему не терпелось скорее приобщиться к великой жреческой мудрости.

Самым важным текстом для нас окажется “Пикатрикс” — благодаря ему мы узнаем, что всем в мире управляют деканы — небесные божества в количестве 36 штук, каждый из которых правит десятью градусами. Каждому нужно поклоняться в определенное время — и непременно в благочестивом расположении духа. И вот тут-то начинается магия: она — в умении правильно обращаться к светилам для медицинских или познавательных целей. Такая магия называется симпатической — она состоит в творении талисманов. Талисман — это нанесенный на материал образ декана или планеты, вот, например, три декана Овна: огромный человек с красными глазами, одноногая женщина и человек в красном, держащий золотую сферу. Магия основана на теории духа — spiritus — это канал, по которому идет влияние звезд. Чтобы привлечь спиритус планеты, нужно использовать связанные с ней цветы, травы, знаки.

Магия в таком случае означает управление потоком спиритуса: вы можете использовать силу планеты для ваших целей. Так, для счастья нужно обратиться к Венере, изобразив ее в облике девушки с цветами, а для лечения болезни — создать талисман, изображающий царя на троне. Это может показаться нелепым, но стоит отметить, что ренессансная живопись — это тоже создание талисманов. Помните Венеру Боттичелли? Девушка. С цветами. Да, она самая! Три грации, кстати — это Солнце, Юпитер и Венера. Вы устали от ученых занятий? Облачились в черное и две недели подряд слушаете The Cure? Фичино сказал бы вам, что ваша меланхолия — это влияние Сатурна. И посоветовал бы избегать его спиритуса: существует еще много миролюбивых и добрых планет, оставьте Сатурн в покое. Спойте гимн Солнцу.

Пришло время для второго вида неоплатонической магии: это орфические песнопения. Представьте себе ученого мужа, аккомпанирующего себе на любимой лире да браччо. Он играет несложный мотив, воспевая блага, дарованные звездами, и устанавливает связь со светилом. Такая умилительная картина имеет в себе такую же цель, как и процесс изготовления талисманов: обратить на себя внимание божества и получить его благословение. И вообще, слушайте, ученый с лирой — это как девочка с укулеле, только гораздо круче.

Конечно, звучит все вышесказанное как репортаж Рен-ТВ, но ничего рептилоидного тут нет. Более того, этот вид магии называется естественным — Фичино, ревностный христианин, не вынес бы обвинения в сговоре с дьяволом. Во-первых, его магия связана с Троицей: тут вам и неоплатонизм, и учтивая религиозность, когда три грации обретают новый смысл. Во-вторых, Марсилио отдает предпочтение планетам, а не деканам в магии симпатической: ведь деканы — явление языческое, планеты же — нет. А еще светила — часть мира, тварного и благого, к ним обращаются, чтобы жить в красоте — и это совсем не похоже на старые средневековые советы натереться какой-нибудь вонючей дрянью, пусть даже она и рекомендована “Пикатриксом”. Фичино любит красоту, он советует своим пациентам-меланхоликам искать ее, отправляться путешествовать, окружать себя цветами — и как орфический гимн повредит такому лечению?…


Что почитать по теме:

Ф. Йейтс — Джордано Бруно и герметическая традиция
Э. Гомбрих — Мифологии Боттичелли
Л. Софронова — Герметизм и две истории ренессансного учения о единстве древности

Посмотрите, это может быть интересно: